Лицензия Л041-01137-77/00323974

Search
Close this search box.
Заказать звонок
Заказать звонок

В последнее время мы публиковали серию постов о правовых нормах в сфере вспомогательных репродуктивных технологий и сегодня хотим поделиться реальными историями, которые наблюдались в практике

Натали Эванс и ее сожитель J. в 2000 г. начали совместный путь по планированию беременности в клинике репродукции искусственного оплодотворения Бата, Великобритания 🇬🇧 . Единственный возможный для заявительницы способ иметь ребенка – это извлечение яйцеклетки из яичников до их хирургического удаления и последующее ЭКО.

При этом, Натали Эванс и J. были уведомлены о норме английского Закона об эмбриологии и искусственном оплодотворении (Human Fertilisation and Embryology Act) 1990 года, согласно которой каждый из них может в любой момент отозвать свое согласие до того момента, когда эмбрионы будут помещены в матку заявителя. Эванс спросила о возможности заморозить ее неоплодотворенные яйцеклетки, однако сотрудники клиники сообщили ей, что подобные операции ими не проводятся, и что это существенно уменьшает шансы на последующее удачное ЭКО. Кроме того, сам J. убедил заявительницу, что он готов стать отцом ее ребенка и она не должна думать о худшем.

В итоге клиникой было получено 11 яйцеклеток, которые были оплодотворены спермой J. – получено шесть эмбрионов. После чего женщине провели процедуру удаления яичников и для пересадки эмбриона в полость матки необходимо было выждать два года, поэтому все 6 эмбрионов были криоконсервированы.

Но уже в 2002 году отношения между партнерами резко ухудшились и мистер J. известил клинику о нежелании иметь с заявительницей общих детей и потребовал уничтожения эмбрионов. Натали Эванс в свою очередь обратилась в английские суды с требованием о вынесении приказа в отношении J. восстановить свое согласие на использование и хранение эмбрионов и постановления о том, чтобы он не менял и не мог изменить свое решение от 10 октября 2001 года. Британский суд отдал распоряжение клинике не уничтожать эмбрионы до окончания разбирательства.

1 октября 2003 года судья Уолл отклонил требования Натали Эванс, указав в своем решении, что J. согласился на прохождение процедуры лишь «совместно» с заявительницей. Иными словами, само решение об ЭКО было принято исключительно исходя из предпосылки, что J. и Эванс не расстанутся. Расставание же пары дает мужчине право воспользоваться нормой закона 1990 года и отозвать свое согласие на дальнейшее использование эмбрионов.

Натали Эванс обращалась в вышестоящие судебные инстанции, где получила так же отказ. После чего женщина была вынуждена обратиться в ЕСПЧ, но это тоже не дало ей положительного результата. ЕСПЧ посчитал, что право на уважение решения Эванс стать генетическим родителем не имеет большее значение, нежели право J. не становиться таковым совместно с ней.

Как итог можно сказать, что полученные яйцеклетки Эванс для ЭКО, были ее последним шансом на получение генетически родственного ребенка. Ее сожитель прекрасно был об этом осведомлен и уверил, что хочет быть отцом ее ребенка. Без этих уверений Эванс могла бы найти другой способ родить собственного ребенка. К сожалению, в итоговом решении ЕСПЧ не было придано значения этому элементу «уверения», то есть тому, что заявительница действовала, добросовестно положившись на уверения J.

Эко ВиталисГинекологическая клиника в МосквеЖенская консультация в Москве
×